Пять шагов к преодолению депрессии
Шаг первый: Понять, что означает слово «депрессия»
Photo by Sydney Sims on Unsplash
В буквальном переводе с греческого это слово означает «потерю жизненных сил», а в современном русском языке медицинский термин стал означать практически все виды плохого настроения. Если набрать название этой главы в Интернете, то выяснится, что современный человек не должен расстраиваться и огорчаться никогда в жизни. Все наши беды, обиды и разочарования мы должны встречать с хорошим позитивным настроением. В противоположном случае нам угрожает депрессия – то есть психическая болезнь. И заболеть ею в любой момент может каждый из нас.

Получается, что, не переставая расстраиваться и огорчаться, депрессией «болеют» миллионы людей по всему миру. Однако, массовое распространение слова «депрессия» не только в медицине, но и в повседневной речи заставляет задуматься: мы имеем дело с «эпидемией» опасного заболевания или с модным словечком, описывающим некоторые формы мышления и поведения человека, как «болезнь» и, оправдывающим тем самым, нашу беспомощность перед лицом жизни?
Зачем человеку нужна депрессия?
Сниженный фон настроения: грусть, меланхолия, тоска и даже апатия и скука – являются необходимыми для человеческой жизни эмоциями, поскольку указывают нам на ошибки мышления и поведения. Депрессивные реакции возникают в ситуациях, требующих изменений поведения человека, изменений его системы ценностей или его отношения к внешнему миру.

Если у мужчины не складывается карьера или отношения с начальством – он расстраивается или впадает в меланхолию. Но… именно негативное эмоциональное состояние заставляет его задуматься о том, что именно ему нужно изменить в своем профессиональном поведении, чтобы его служебный рост возобновился.

Вдумайтесь, если депрессивной реакции не будет, то не будет и внутреннего мотива – побуждения к изменениям!

Зачем что-то менять, если человек чувствует: «все и так хорошо»?

Если человек занимается делом не соответствующим его склонностям, интересам, системе ценностей или моральным принципам – то он рискует пережить период мучительной скуки или апатии. Негативная эмоция властно требует сменить работу или начать обучение ново профессии.

Женщина, расставаясь с любимым мужчиной, переживает тоску, часто вспоминая о партнере. Это, наверное, значит, что ей, несмотря на все обиды, стоит снять трубку и позвонить. Тоска подсказывает, что она что-то поняла не так, сделала неверные выводы о человеке…

Различные формы плохого настроения неприятны, ощущаются, как душевная боль, которую необходимо преодолеть для того, чтобы избавиться от нее.

Видимо, самое болезненное психическое состояние человека – это не депрессия, но… полное отсутствие депрессивных реакций («мания»). В подобном состоянии человек не понимает, что делает ошибки, совершая неправильные поступки - перестает чувствовать опасность.
Почему слово «депрессия» стало модным?
Потому что мы не хотим меняться. Любые изменения образа жизни, поведения в быту и на работе, переоценка жизненных ценностей возможны, но даются человеку с большим трудом. В глубине души, все мы стремимся к экономии времени и усилий.

Практически каждый человек хочет чувствовать себя правым, а вовсе не виноватым, практически каждый не хочет тратить усилия, направленные на изменения собственного стиля жизни.

В глубине души мы хотим, чтобы жизнь соответствовала нашим желаниям и ожиданиям. Мы хотим, чтобы жизнь «прогнулась под нас», но… сама собой, без всяких усилий с нашей стороны. Многие люди считают, что нужно «просто жить» и «все будет хорошо».

«Человек разумный» отказывается… использовать разум и осознавать самого себя: свои цели, свои подлинные желания, мотивы большинства собственных поступков.

- Почему ты так поступил?

- Не знаю… так получилось.

«Получилось» как будто не зависимо от человека – его сознания и воли.

Мы стараемся «плыть по течению» жизни, почти не пользуясь собственным мышлением. Но… жизнь не хочет «прогибаться под нас» без наших усилий.

Не здесь ли скрывается главная причина «моды на депрессии»?

- Человек нужно как-то оправдать в глазах окружающих, да и в своих собственных, - бездействие - попытку жить без усилий и без цели.

В нашей культуре существует одно-единственное оправдание человеческого бездействия - нежелания меняться, нежелания тратить душевные силы на преодоление всех форм уныния – это болезнь.

Мы можем разрешить себе бездействовать только, если мы больны. Поэтому бытовая речь радостно заимствует у медицины слово-ярлык болезненного состояния и с его помощью оправдывает наше нежелание человека изменять свой образ мыслей и собственное поведение в соответствии с изменчивым временем и меняющейся реальностью.
Что означало слово «депрессия» в классической отечественной психиатрии?
В медицине диагноз «депрессия» приобрел массовый характер за последние четверть века и стал включать в себя всё более широкий спектр разновидностей плохого настроения, вместе со стремительным развитием психофармакологии и появлением всё новых и новых антидепрессантов – лекарств от депрессии. Однако, в классической советской психиатрии диагноз истинной или «эндогенной» депрессии включал в себя так называемую «депрессивную триаду»:

1. Двигательная заторможенность – человеку трудно передвигаться, он предпочитает лежать, медленно двигается и мало жестикулирует без всяких объективных на то причин.

2. Мыслительная заторможенность – человек медленно говорит, жалуется на медленное течение мыслей.

3. Сниженный фон настроения – чувство вины.



Я привожу эту триаду (рискуя, что читатель обнаружит это расстройство у себя) ради последнего пункта.

Плохое настроение при болезненной депрессии связано с нарастающим чувством собственной вины пациента. Это неоправданная или мало оправданная (в сущности, все мы перед кем-то виноваты) вина перед близкими, коллегами и даже перед всем человечеством.

Неадекватное обстоятельствам чувство собственной вины – простейший критерий, отличающий болезненную депрессию от депрессивной реакции, то есть негативной эмоциональной подсказки нашего собственного бессознательного, сигнализирующего о наших неверных мыслях, словах или поступках.

Вот простейший критерий, позволяющий отличить болезненную депрессию от плохого настроения: если ваши дети, родные и близкие обвиняют во всех своих бедах родителей, начальство, коллег на работе, государство… даже президента, то можете быть уверены – это не депрессия!

Это – инфантильная (детская) попытка перенести ответственность и вину за свою жизнь с себя - на окружающих людей и обстоятельства.

Это попытка оправдать собственное бездействие, как будто утверждающая – «за меня должны были действовать другие люди».
Почему депрессию так трудно лечить?
Сегодня более 80 миллионов человек в мире постоянно принимают антидепрессанты. Постоянный прием лекарств означает, что люди принимают препараты, а депрессия не проходит. Исследования, проведенные в 2002 году в США, штате Вашингтон показало, что менее 1% пациентов (из 9300 опрошенных) выздоровели после прохождения курса лечения.

В России подобные исследования никогда не проводились, но если вы посетите один из психоневрологических диспансеров нашей страны и послушаете разговоры ждущих приема пациентов, то легко поймете, что и у нас лечение продолжается годами, число назначенных препаратов постоянно увеличивается, а настроение по-прежнему остается плохим...

Антидепрессанты – препараты удивительные. Люди продолжают их пить, несмотря не только на бросающийся в глаза факт их неэффективности, но и несмотря на огромный список побочных и токсических эффектов, который любой пациент может прочесть в инструкции к препаратам.

На мой вопрос к пациентам: «Зачем вы принимаете антидепрессанты, если лучше не становится?», - они обычно отвечают: «Я боюсь, что без препаратов мне станет еще хуже». Можно смело утверждать, что это описание чисто психологического эффекта известного медицине под названием «эффект плацебо».

Это совсем не удивительно. Дело в том, что производство старых антидепрессантов и разработка новых препаратов ведется на основе гипотезы «химического дисбаланса». Эту гипотезу впервые сформулировала компания… выпустившая антидепрессант под названием «Прозак»…

Гипотеза гласила, что депрессию вызывает дисбаланс одного из биогенных аминов – серотонина. «Прозак» должен был увеличивать количество серотонина, используемого нервными клетками. Однако, этого нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Современная нейрохимия и нейрофизиология не может подсчитать ни общее количество, ни доказать дефицит серотонина и других биогенных аминов в клетке живого мозга.

Не существует анализа крови или других методов исследования мозга, которые позволяли бы точно поставить диагноз эндогенной депрессии. Нет «термометра», позволяющего измерить «глубину» депрессии. Можно только сопоставить субъективное самочувствие пациента с субъективным мнением или стандартами мышления врача-психиатра.

Время идет. Тысячами защищаются диссертации, основанные на предположении о «химическом дисбалансе», но… предположения остаются всего лишь предположениями. Ни одна диссертация не доказывает гипотезу, зато каждая основана на субъективном впечатлении врача о том, что препарат улучшает состояние больного. Больной описывает свое состояние тоже субъективно…

Еще бы! Объективных данных просто не существует… Психиатрия применяет субъективный метод диагностики, поскольку никто не знает точно, как функционирует мозг. Никто не знает «объективно» откуда возникает сознание, как возникают мысли и эмоции и почему у каждого отдельного человека они именно такие, какие есть.

Тысячи диссертаций… усиливают и усиливают эффект плацебо: гипноз пациента и самогипноз врача. Диссертанты заняты только субъективным доказательством эффективности препаратов. Однако, каждому должно быть понятно: если врач, для защиты диссертации, захочет увидеть положительный эффект действия препарата, то он его увидит! Врач пользуется субъективным методом, то есть – своими собственными впечатлениями. Чего тогда ждать от больного, страстно желающего избавиться от плохого состояния души простейшим способом – принимая «новейшую таблеточку» от депрессии.

Пока на пациенте сосредоточено внимание врача… его состояние будет немного улучшаться. Правда это доказывает лишь только то, то для пациента очень важны внимание и забота врача, а вовсе не эффективность той самой таблетки».

У вас никогда не возникало мысли, что в том, что вы страдаете психическим заболеванием вас кто-то убедил?

На самом деле, вы, продолжая болеть не успеваете сделать или понять что-то очень важное для вашей жизни. Вот настроение и остается плохим…

Если депрессия – не химическое расстройство, то что это такое?
Врачи лечат депрессию с помощью фармакологических препаратов, опираясь на стандартную мысль (недоказанную гипотезу), внушенную фармакологическими компаниями.

Пациенты упорно считают, что от ошибок в жизни, в понимании себя и других людей, от чувства вины перед собой и другими, от поиска интересов и смысла собственной жизни можно избавиться, не затрачивая времени и усилий – с помощью «волшебных таблеточек».

Убеждения и желания врачей и пациентов полностью соответствуют друг-другу… но не существует никаких разумных аргументов, подтверждающих подобные мысли.

Такие убеждения американский психотерапевт Альберт Эллис назвал «иррациональными убеждениями» (точнее - irrational beliefs – «иррациональные верования»).

Врач с помощью собственных иррациональных верований «лечит» иррациональные убеждения больного… Результат неминуемо оказывается иррациональным.

Так может быть и сами представления о депрессии, как о тяжелом психическом заболевании тоже является иррациональным убеждением?
Как депрессия возникает из наших требований к жизни
«Все люди разные, конечно же, но существуют три основных, универсальных иррациональных убеждения, - писал Альберт Эллис, - они проявляются по-разному, но расстраивают всех и каждого».

Эллис назвал подобные убеждения «тремя главными "я-должен"»:

1. Требование к себе: я должен добиться успеха и получить одобрение других людей, иначе стану неудачником.

Требование порождает усиление тревоги, чувство вины, тоску.



2. Требование к другим людям: люди должны относиться ко мне так, как мне хотелось бы - справедливо, заботливо и по-доброму (понимающе). Если они этого не делают, значит они плохие и заслуживают осуждения и наказания.

Требование вызывает обиды, пассивную агрессию, равнодушие.



3. Требование к миру/жизни: я должен получить то, чего хочу и когда хочу, и не должен получать то, чего не хочу. Это ужасно, когда я не получаю желаемого, я просто с ума схожу!

Требование приводит к апатии, медлительности, «психологии жертвы» и непрестанной жалости к себе.

Если вы найдете в себе мужество приложить собственные ожидания к этим трем базовым требованиям, то сразу поймете: они описывают различные оттенки негативных эмоций куда точнее, чем привычное понятие «болезнь».Врачи лечат депрессию с помощью фармакологических препаратов, опираясь на стандартную мысль (недоказанную гипотезу), внушенную фармакологическими компаниями.

Пациенты упорно считают, что от ошибок в жизни, в понимании себя и других людей, от чувства вины перед собой и другими, от поиска интересов и смысла собственной жизни можно избавиться, не затрачивая времени и усилий – с помощью «волшебных таблеточек».

Убеждения и желания врачей и пациентов полностью соответствуют друг-другу… но не существует никаких разумных аргументов, подтверждающих подобные мысли.

Такие убеждения американский психотерапевт Альберт Эллис назвал «иррациональными убеждениями» (точнее - irrational beliefs – «иррациональные верования»).

Врач с помощью собственных иррациональных верований «лечит» иррациональные убеждения больного… Результат неминуемо оказывается иррациональным.

Так может быть и сами представления о депрессии, как о тяжелом психическом заболевании тоже является иррациональным убеждением?
Я не могу
Мысль является главным продуктом свободного сознания человека. Человек свободен в формулировке своих мыслей. Как показала практика «перековки» человеческого сознания еще со времен инквизиции: «вылечить» человека от его собственных мыслей и выводов практически невозможно – проще его убить.

Перестроить собственные мысли или изменить свои убеждения может только сам человек. Никто не сомневается, например, в том, что мы способны получить образование, расширить круг своих знаний, заняться решением непривычных для себя проблем или новым творчеством.

Книжка, которую вы читаете, дает лишь новые знания и новые мысли. Как вы знаете из опыта образования: новые мысли способны изменить состояние души.

Однако… люди не хотят меняться.

Говоря точнее, понимая всю глупость (иррациональность) базовых требований к себе, жизни и к другим людям мы пытаемся любой ценой их сохранить.

Почему?

Мы уже упоминали об этом. Требования, перечисленные Эллисом – это ожидания ребенка – тайные надежды на нашу особенную роль в мире, внушенные нам родителями. В глубине души мы не стремимся взрослеть и становиться разумными. Мы по-прежнему хотим, чтобы жизнь текла сама собой, давая нам только то, чего мы хотим…

В крайнем случае, можно и покапризничать, не правда ли?

Мне думается, что словом «депрессия» люди в повседневной жизни описывают особый род мыслей или выводов, не позволяющих новым знаниям и новому опыту изменять наши базовые иррациональные убеждения.

Я считаю, что депрессию вызывает особая мысль – ошибочное умозаключение.

Эта мысль проста:

«Я НЕ МОГУ…».

«Я не могу позвонить ему по телефону», - означает обычно: «Я не права, я виновата, но… я не могу быть неправая должна получать от других людей то, что я хочу – заботу и внимание, а вовсе не они от меня!».

«Я не могу устроиться на работу», - чаще всего означает: никто на работе не гарантирует мне быстрого успеха и высокого заработка, которых я, несомненно, заслуживаю.

«Я не могу встать с постели», - может означать разные проблемы, но в отсутствии соматических заболеваний почти всегда означает: «Вот побегаете вокруг меня и поймете, что я заслуживаю куда больше внимания и заботы, чем вы мне оказываете!
Депрессия, как неправильный вывод
Искренне утверждать «я не могу…» про действия, которые человек вполне в состоянии исполнить тоже не просто. Кроме внешних оправданий («болезнь») нужны еще и внутренние. Человек, утверждающий, что он «не может…», должен внутренне (мысленно) ограничить свои возможности.

Мы делаем это с помощью мыслей, которые я называл «кругами предельных обобщений». В этих ограничивающих, заключающих человека во внутреннюю тюрьму невозможности мыслях и состоит самая суть депрессивного мышления.

Предельное обобщение депрессии (или предельный вывод о себе самом) состоит из понятий, описывающих дурную бесконечность: «никогда», «никто», «ничего», «вообще» …

Предельное обобщение – это ошибочный вывод о себе, который человек делает в сложившихся обстоятельствах:

- Если меня не любит Вася, - значит «меня никто не любит и никогда не полюбит».

Ошибочный вывод: Я вообще не могу любить!

- Если близкий человек обвиняет меня в разрыве отношений, - значит я виноват во всем.

Ошибочный вывод: Я вообще не могу вступать в отношения!

- Если рукопись моего первого рассказа отклонила редакция, – значит из меня никогда и ничего не получится.

Ошибочный вывод: Я вообще не могу писать!

Внешние события и конфликты не обязательны для возникновения кругов предельных обобщений. Базовые иррациональные убеждения могут работать, как внутренние основания для их возникновения.

- Я не буду устраиваться на работу, потому, что мне все равно никогда не получить успеха и одобрения, на которые я рассчитываю…

… Я вообще я не могу работать!

Представьте себе модель «атома» дурной бесконечности. В центре – мысль: «я не могу», а вокруг нее – орбиты ограничивающих мысленных кругов – «панцирей»: «никогда – всегда», «никто – все», «ничего-всё», «нигде – везде» ….

Внутри любых состояний души, которые мы сегодня именуем «депрессией», присутствуют такие круги патологических обобщений.

Если вы страдаете от мысленных кругов – начните преодолевать прямо сейчас.

Возьмите лист бумаги и нарисуйте на нем круги предельных обобщений, приводящих вас к вашему личному «не могу». От простой фиксации таких мыслей человеку становится немного легче, поскольку ваше бессознательное подозревает, что все предельные обобщения абсурдны…
Почему таблетки не могут вылечить депрессию?
Давайте отступим немного в сторону и еще раз попробуем ответить на этот вопрос. Многие психиатры прекрасно знают, что большинство депрессивных больных никогда не вылечатся от депрессий. Они будут годами ходить к врачу, меняя дозы антидепрессантов или подбирая новые и новые препараты.

Почему?

Потому, что к счастью (как думается автору) никакие психоактивные вещества, включая сюда и наркотики, не могут изменить мысль человека – выводов, которые мы делаем на основании собственного опыта. Химические вещества могут влиять на темп мышления, облегчать или затруднять формирование новых ассоциаций, но выводов или обобщений, которые совершил человеческий разум, они изменить или устранить не могут. Homo sapiens («человека разумного») нельзя лишить разума.

Химические вещества могу на время приглушить остроту душевной боли, но отменить мысль или воспоминание, которые эту боль вызвали, они не в состоянии.

Человеческие эмоции – это первичная реакция человеческой души на наши мысли, слова и поступки. Слова и поступки влияют на внешний мир, и эмоция отмечает правильность или неправильность произнесенных слов или совершенных действий с точки зрения окружающих. Мысли действуют в мире внутреннем.

В том же внутреннем мире – в своем воображении мы можем моделировать события и ситуации, предполагая, какую реакцию окружающих могут вызвать наши действия. Следовательно, эмоция может быть реакцией не только на внешние, но и на внутренние события – события нашего воображения.

Люди, с помощью речи могут влиять на течение мыслей друг друга. Мы можем что-то друг другу внушать, можем даже манипулировать мыслями и мнениями другого человека. Химические вещества этого не могут.

Кроме того, на собственные мысли может, затратив усилие воли, повлиять сам человек. Мы способны формировать свои мысли и мнения.

Задумайтесь! Никакая таблетка до сих пор не смогла дать человеку образование, сформировать его собственное мнение или сделать мудрым…

… Очень многие знают по опыту, что алкоголь и психоактивные вещества могут привести к чему-то прямо противоположному. Управлять разумом они не способны. Зато вполне способны лишить Homo sapiens разума, постепенно превращая его в какой-то другой биологический вид – Homo chimiqus, наверное.
Что первично – мысль или эмоция?
Отечественная культуры, никогда не включала в себя навыки самопознания и самоконтроля – то, что французский философ Мишель Фуко именовал «практиками себя». У взрослых нет подобных навыков и мы не умеем учить им детей. Нам кажется, что наши эмоции возникают спонтанно, а мысли, чаще всего, просто текут, ничего не означая.

Мы обращаем внимание на мысли, только когда ситуация требует, чтобы мы задумались, а на эмоции – только тогда, когда прерывается их спокойное течение и мы оказываемся в ситуации нестабильности. Многие считают, например, что человек «должен задуматься» исключительно в неблагоприятных для себя ситуациях. Массовая культура как будто придерживается мнения, что думать – это вообще безрадостное занятие. В этой культуре целью жизни становятся развлечения, то есть… различные способы отвлечься от мыслей и получить приятные эмоции.

Похоже, современный человек убежден в том, что эмоции - первичны, поскольку развлечения способны вызывать приятные мысли. Мы забываем, при этом, что к поиску развлечений нас привела некая мысль, например, мысль о том, что мы живем слишком скучно.

Без мыслей не бывает эмоций – ни плохих, ни хороших.

Вот пример, американского психотерапевта Аарона Бекка:

Представьте себе, поздно вечером или ночью женщина сидит в доме одна и внезапно слышит грохот в соседней комнате. Она думает: «Там грабитель». Как вы считаете, какие у нее возникнут эмоции?

- Наверняка это будет страх. Вполне вероятно, что она попытается спрятаться или бросится звонить в полицию. Мысль о грабителе вызовет негативные эмоции и заставит женщину принять какие-то действия для самозащиты.

Теперь давайте представим себе, что, услышав тот же шум, женщина думает: «Я забыла закрыть окно. От ветра створка распахнулась и сбросила на пол пустой цветочный горшок». Что она почувствует этом случае?

Возможно, немного огорчится, что испортилась погода или разбился горшок, но в любом случае, она встанет и пойдет проверять, что там случилось, не испытывая никакого страха.

Давайте запомним: мысль возникает, как реакция на некоторое событие или акт восприятия, вызывая эмоцию, а эмоция определяет тип поведения человека.
Александр Данилин